Голодание по Суворину

Голодание по СуворинуПриродный феномен человека так и остается тайной.

Природа заложила в организм человека какой-то мудрый, до сих пор непознанный механизм жизнедеятельности – голодание. Голодание противоречит физиологическому бытию и сущности человека, а именно, питанию, ибо животная сущность человека заключается в принятии пищи. Само слово «жизнь» имеет свое происхождение от слова «живот». Так ранее на Руси и говорили при решении вопроса о наказании виновного – «смерти или живота».

Этот механизм включается, когда в организм человека прекращается доступ пищи. Самое интересное заключается в том, что через несколько дней лечебного голодания напрочь подавляется чувство голода, даже появляется отвращение к еде, хотя душа помнит о прелестях вкусной пищи.

Надо полагать, что корни зарождения этого механизма находятся глубоко в древности. Когда-то и на каком-то этапе становления человека программа действия механизма голодания была записана в хранилище информации – его генах. Вероятнее всего, этот механизм выработался в результате природных катаклизм, таких как появление травм и ран, ограничивающих передвижение и требующего времени для выздоровления, сезонности поступления пищи на стол человека, связанной с климатическими ритмами. Если летом и осенью с пищей было почти полный порядок, то зимой и особенно, ранней весной ему приходилось весьма туго…

Удивляет тот факт, что программа физиологического цикла голодания имеет у здорового человека достаточно четко отмеренный от начала до конца срок, а именно 40 дней. Такую цифру можно найти даже в древних источниках литературы, (например в Библии сказано, что Христос голодал в пустыне 40 дней) подобно 9 месяцам биологического цикла беременности женщины, ровно 2700 дней для всех наций и народностей и точка.

В современном мире люди чаще всего прибегают к лечебному голоданию, как к крайнему средству восстановления своего здоровья, отчаявшись получить помощь от медицины.

Голодание по СуворинуМоя метода, обращаясь и к больному, и к врачу, действует и работает в двух областях: в области лечения и в области душевной культуры, ибо медицина не наука, а миссия и врач должен быть, прежде всего, добрым человеком, чтобы суметь понять во всем человека больного. И врачи должны это понимать — если они врачи!..

Моя метода дает факты — излечения, — и требует фактов — же — культурных поступков. Вчера ты был больным — страдал. Сегодня через другого ты, словно чудом, стал здоровым человеком. Так помоги же теперь, насколько можешь, другим, людям больным, тоже скинуть с себя тем же чудом боль и муку! И, прежде всего — вылечившись голоданием, помоги основанию образцовой лечебницы для лечения голоданием всем — в том числе и себе самому!»

Душевно честен и истинно культурен поступок г. Пере Качаревича (Сурдулица), который, вылечившись голоданием от «ста болезней» (см. ст. 54 этой книги), пожертвовал «на дело Божие» свой месячный заработок.

Это лучшее средство обеспечите себя вперед от всех немощей:— поднявшись физически, подняться и духовно!

Жду инициативы от самого населения к созданию образцовых учреждений по лечению голоданием и силами природы и окажу им со своей стороны всяческое содействие.

Этой книгой прекращается моя борьба с докторами. Прекращается не с моей стороны. Я не оставлю борьбы, пока мои больные не получат в Югославии неоспариваемое уже право и нарушаемую уже возможность спокойно пользоваться помощью больниц и докторов. Я не прекращу борьбы, пока метода моя не будет проверена научно, пока я не получу свободы вести свободно свою культурную работу и возможности мировой премией Нобеля в одну неделю сделать мое лечение известным всему человечеству, — по статуту о премии Нобеля кандидат на нее должен быть представлен от научного учреждения. Я буду бороться, пока не будет установлен общественно — государственный контроль над действиями врачей, теперь на основании своего диплома бесконтрольно властвующих над жизнью и имуществом всех в населении.

Борьбу должны будут прекратить сами доктора и прекратят ее, потому что она теперь становится для них безнадежно убыточной. Удары ее станут им много больнее, чем прежде и вся она практически делается для них вполне бесплодной.

Достойных приемов борьбы с моею методою — проверки ее научными средствами — организации докторов в Югославии не употребляют, а на недостойные их попытки противозаконно, противонародно и потивокультурно запретить мне лечение, чтение лекций, издание книг, закрыть моим больным доступ в больницы и все это едино ради материальных интересов врачебного сословия. На такие их попытки я получаю ныне международную трибуну для ответа им, для их устыжения и наказания их преступлений против культуры и человечества — ибо через полгода моя книга будет переведена на все культурные языки мира, если… если уже теперь она переводится на арабский и китайский языки не по моему заказу, а по предложению с мест. У всех людей есть желудок и сердце, который могут болеть и нуждаются во врачевании…

 

 

 

Доктора хотят доходов, досугов –

и феодальной деспотии над населением!

 

То, что я скажу о врачах в Югославии, раздастся тогда и в Европе и в Америке и везде под солнцем, и найдет себе оценку и свободную и — немедленную! —

Что могут противопоставить этому мои противники? Боюсь, «Лекарский Гласникъ» совсем